наши телефоны: +7 903 775-6564, +7 499 766-66-86      e-mail: talfi1163@gmail.com
Разделы статейСтатья
Воспитание
Дрессировка
Груминг
Здоровье
Подготовка к выставке
Репортажи с выставок
Мысли вслух
Наша команда
О породе
Новости питомника
Дорожные заметки
Эх, дороги… Дорожно-путевые заметки.


Для меня далекие выездные выставки – это вовсе не погоня за титулами – это своеобразный туризм с собакой. Без моих цвергов я так бы и сидела сиднем в России. А так «под соусом» выставки стало возможным съездить в новую для меня страну, посмотреть, побродить, потусоваться, ну и конечно выставить собаку в другой конкуренции. Без этих чемпионатов я бы ни когда не выбралась во все эти места очно не познакомилась бы со своими интернетовскими знакомыми-цвержистами, не увидела бы живьем массу известных собак. Это всегда море впечатлений, а при правильно организованной поездке это еще и замечательная кампания, в которой приятно путешествовать. Единственное, что отдыхом это назвать довольно сложно, поскольку время заполнено до отказа собаками, и лишь урывками можно заняться осмотром достопримечательностей и общением с коллегами. Такие поездки начинают планироваться сильно заранее, обговариваются детали, уточняется состав, выбирается вид транспорта, туристическая кампания и прочие необходимые в путешествии «мелочи». И именно от этих то «мелочей» и зависит качество поездки.

Чемпионат Европы Австрия Тульн июнь 2005 год.

Эта поездка была на поезде, небольшим коллективом в 5 человек и 7 собак. Выехали из Москвы поздним вечером и через сутки с небольшим ранним утром были в Вене. Еще на стадии планирования, уже решив , что едем поездом мы сломали себе голову каким образом будем в Вене с вокзала прибытия добираться до близкого пригорода Вены Тульна. Поначалу мы были в святой уверенности, что все это можно сделать с одного вокзала, т.е. приехав из Москвы, мы спокойненько перейдем на другой путь, погрузимся в электричку и приедем к месту назначения. Но по мере изучения маршрута мы поняли, что не все так радужно, как нам казалось вначале. Вокзал, с которого отправляются пригородные поезда, находится, чуть ли не на другом конце Вены и как туда добираться с поклажей и собаками – было абсолютно неясно. Мы начали соображать, что можно предпринять в этой ситуации и тут чрезвычайно удачно подвернулись абсолютно незнакомые люди, которым нужна была оказия для переправки кошек из Москвы в Вену. Я решила, что с меня не убудет, если я ввяжусь в эту транспортную аферу, за то я договорилась с Леной, живущей в Вене для которой я и везла кошек, что она нас сопроводит с вокзала на вокзал. Еще большой удачей было то, что из Москвы на выставку ехали на автобусе мои приятельницы и, и что примечательно - их группа базировалась в том же отеле, что и мы.
Это было необыкновенной удачей, поскольку позволяло с автобусом отправить багаж, а самой ехать налегке с собакой и чемоданом. Что, собственно, я и сделала.
Так вот. Светлой июньской ночью сели мы на Белорусском вокзале в прицепной вагон Москва-Вена и тронулись в путь.
Я впервые ехала в евровагоне и была удивлена его размерами. Что там наши купе- простор да и только, а тут вдвоем с трудом можно развернуться, а наши попутчики ехали втроем, так там вообще на полках можно было только лежать, сидеть же только сгорбившись в три погибели, а по проходу проходить исключительно бочком да и то размазавшись по стенке. Но мы с моей подругой Татьяной ехали комфортно. У нас было всего две собаки моя Куся и Татьянина подопечная лабрадор Маня. Собаки сразу поделили места : лабрадор Маня спала на полу, а Куся втерлась в доверие к Татьяне и спала с максимально возможным комфортом у нее на нижней полке. Транзитных кошек мы разместили на третьей багажной полке, поставили рядом с боксом лоток, насыпали корм и пошли к соседям коротать дорожно-вагонное время. Коротали весело, попутно знакомились с «удобствами» евровагона. Особенности работы этих «удобств» вызвали у нас массу эмоций и дружный смех. Что ж поделаешь – мы аки чукчи в Гастрономе были не готовы к такому. Проводники – два серьезных дядечки в возрасте сурово грозили нам пальцем и улыбались в усы, глядя на наше веселье. И просили не будить вагон.. Поезд это поезд он располагает к длинным разговорам, посиделкам под рюмку чая, прогулками на коротких остановках…
Выгул на станции – это отдельная песня. Поначалу Куся ни как не могла перешагнуть через себя и начать справлять дела, где придется и максимально быстро. Но очень скоро смекнула, что иначе она останется при всем своем богатстве на неопределенное время и предпочла - таки делать дела и на асфальте и на шпалах, и на чахлой придорожной травке. Шум путей и проходящих поездов, толпы народа, прохождение нескольких границ не вызывали у собаки ни чего кроме интереса и то в начале. На обратном пути она только открывала глаза, чтобы удостовериться, что это очередные пограничники и продолжала дремать дальше. Она меня сразила наповал в Бресте, где меняли у вагонов колесные пары под другую колею. Из вагона мы выходили в громыхающем ангаре и перелезали через балки и какие-то ящики. Собака ни на минуту не потеряла самообладания и не занервничала. Там был довольно таки длительный выгул, проводился он исключительно между путями на камушках обильно «унавоженных» креозотом. Собаки были на поводках, но в некоторых местах были дорожки, на которых можно было побегать, и Куся, гоняясь за камушками, совершала свой повседневный моцион, да и еще умудрялась отвешивать трендюли наглецам, пытающимся помешать ей. А когда пришла пора обратно грузиться в вагон мы вынуждены были проходить мимо путей по которым выкатывали из дебаркадера замененные колесные пары . Они плавно и неотвратимо выкатывались, докатывались до уже стоящих и с оглушительным грохотом и непередаваемым звоном воссоединялись. А мы стояли тут в полу - метре. Уши у меня заложило. А Куся поглядела на все это безобразие и даже не удивилась. Фантастически уверенная и уравновешенная собака! Ехавшие с нами эрделисты старательно удерживали своих расстроенных грохотом и таращащихся собак… Уже второй ночью в Чехии наш прицепной вагон Москва-Вена отогнали в тупичок, и он стал поджидать очередного поезда, чтобы продолжить путешествие. Было часа три или 4-е ночи, нам естественно не спалось и нас понесло гулять с собаками. Ночь, лето, тихая чешская станция и на газончике под деревьями мы с собаками, а потом…мы увидели кролика, который неспешно подскоком брел по своим кролячьим делам. Потом уже в вагоне мы нервно веселились, представляя, как мы мчимся, высоко задирая колени по путям за собаками, погнавшимися за кроликом. К счастью кролика мы заметили первыми, а собаки хорошо знают команду «Ко мне!» Обошлось!

И опять я только все больше и больше проникалась Кусиной беспроблемностью и легкостью в любых условиях. Я в восторге от ее характера, ума и покладистости! Это удивительная собака! Она всегда внимательна и спокойна, всегда готова делать то, что необходимо. Никаких напрягов и проблем , полное взаимопонимание и доверие, полная уверенность, что собака не отчебучит какую-нить чучу в самый неожиданный момент. За все время, проведенное в вагоне собаки наши смекнули, где именно находится нынешний «дом» и без спросу не выходили из него. Дверь купе могла быть открыта, а мы могли сидеть в соседнем купе, но собакам не было велено выходить и они не выходили. Ни каких воплей и выпученных глаз, ни какой трясучки и слюнотечения. Собаки спокойно спали в наше отсутствие и не нервничали. Зато транзитные кошки…В первую же ночь, пока мы осваивали устройство вагона и праздновали начало пути эти две барабашки, оставленные в свободном полете в купе и накакали и написали на моей верхней полке. За это они были водворены до окончания пути в бокс во-избежании дальнейшей порчи белья и купе.
Мы еще в Москве купили багажный билет на кошек, который должны были продлить в Бресте, но за перипетиями дорожно-пограничных отношений и в виду абсолютного кошачьего молчания мы про это абсолютно забыли. И уже когда и веты и погранцы отбыли восвояси мы с ужасом обнаружили, что не оформили кошачьи документы… А нам предстоял еще досмотр Польскими , Чешскими и Австрийскими пограничниками. Кошмар! Поначалу у нас был почти что обморок, но кошачий бокс стоял высокоооо на третьей полке, а кошки сидели, как мышки. Только бдительные австрийцы поинтересовались, что это там у нас стоит. Мы, сделав честные глаза, сказали – что это собачий домик. Кошки умнички не подвели и не издали ни одного шороха при посторонних – так и проехали контрабандой. Вот и Вена! Нас встречали интернетовские знакомые, которым я без сожаления и ко всеобщей радости отдала наш незаконный груз кошек.
Я , надо сказать, была из всех нас наиболее легко экипированная. Помимо собаки, которая шла сама своими ногами, у меня был чемодан на колесиках и все. И опять , но уже без такого острого удивления я смотрела, как собака садится в трамвай в котором она ни когда не ездила, да и вообще не ездила в городском транспорте, затем переходы, эскалаторы, пригородный поезд. Собака спокойно идет на поводке, слышит команды, спокойно и расслабленно сидит под сиденьем в транспорте. Молодчина! Как я ее люблю! Трамвай в Вене, конечно же, отличается от Московского, но не сильно. Та же толпа разношерстного народу, те же озабоченные по утру лица и даже абсолютно аналогично выглядящие и пахнущие бомжи с котомками и сумками на колесиках. Мы благополучно пересекли Вену, поглазели на открывающиеся из окна трамвая замечательные виды и благополучно выгрузились у другого вокзала. Это уже пригородное и местное сообщение с абсолютно другим типом поездов. Впечатления от австрийской электрички богатые. Чисто, просторно, свободно, а туалет больше похож на салон в котором пахнет цветами и кругом зеркала. Мы ехали, наслаждаясь летними пригородами Вены, полями, на обочине которых растут не ромашки и одуванчики, а маки и бесконечным количеством кроликов скачущих в разные стороны. Каждый клочок земли по-хозяйски прибран, обихожен и на нем что-то эдакое растет. Дома и домишки лепятся на горные склоны, все увито плющом и виноградом и кругом цветы, цветы, цветы. Яркие впечатления…А еще в этой электричке не качает и не слышно стука колес, поскольку нету стыков. Поезд просто бесшумно скользит, чуть покачиваясь и наклоняясь из стороны в сторону. Вот и наша станция – Тульн. Как мы выяснили позже – это старая столица Австрии.
Маленький городок только просыпался, когда мы приехали. Представьте, теплое, тихое июньское утро, которое грозит перерасти в жаркий летний день. Узкие мощеные улицы, домишки, как пряничные с прилепленными балкончиками, обилием магазинчиков, каким-то неимоверным количеством цветов. Поначалу нам показалось, что топать нам с поклажей и собаками предстоит если уж не до вечера, то до полудня точно, но городок оказался столь компактен, что спустя несколько минут мы вышли к нашему отелю.

И вот наконец-то мы в отеле. Отель– это конечно громко сказано! Это просто гостиница для австрийских скаутов, приезжающих на каникулы. Здание бывшего женского монастыря с более чем метровыми стенами, арочными окнами, гулкими длинными коридорами в которых царит прохлада и чувствуется время. Номер просторный и светлый, Дунай буквально в ста метрах, лето , июнь, жара, красота. Мы покидали поклажу, наспех приняли душ. Переоделись и пошли отдавать должное нашим собакам, которые были без полноценного выгула почти двое суток.
Все вокруг располагало к созерцанию, неспешной прогулке и наслаждению происходящим. Тихо, аккуратно, пахнет травой, цветами, рекой воздух теплый летний и еще впереди шумит Дунай.
По моим ощущениям это похоже на низовья Дона летом в жару. Собаки пошлепали по воде, а лабрадор Маня ,как заправская пловчиха лихо боролась с бурным Дунайским течением. Вдоль реки велосипедная трасса с массой по ней проезжающих, собачники гуляют в стороне на замечательно ухоженных газонах. Вообще кругом неописуемая красота – все цветет и благоухает. Цветы и цветущие кустарники повсюду, даже в тех местах, в которых это трудно представить, а еще фонтаны и фонтанчики. Эдакая неспешная нарядная курортная жизнь. Тульн нам запомнился, как один сплошной ботанический сад, в котором плещется река, жужжат шмели, пахнет летом, рекой и скошенной травой. По обочинам растет ежевика, инжир и грецкие орехи. А потом мы пошли в город поискать еды. Узенькие мощеные улочки, нагретые солнцем, столики маленьких кофеен, притулившиеся тут же под навесами, лотки и витрины магазинчиков, неспешные жители, лениво перебирающие товар. И мы голодные, шумные, и в то же время старающиеся вести себя степенно. Конечно же мы привлекли внимание нашего соотечественника, работающего в Вене, и стосковавшегося по общению на родном языке и шумной чисто Российской компании. Эта удачная встреча доставила всем удовольствие. Валерий любезно согласился показать нам Вену и окрестности, а мы своими комментариями и Московскими разговорами утолили жажду по родной речи. Так, что мы получили прекрасную и подробную экскурсию в приятной компании. На обратном пути мы купили вина и клубники и устроили пикник на берегу Дуная. Все были довольны друг другом. Мы – тем, что посмотрели прекрасный город, а соотечественник получал удовольствие от общения на русском языке в нашей веселой неформальной компании., а по его словам австрийцы такие чопорные и скучные. Так, что у всех был праздник сердца и души. Праздник был не только у нас, но и у наших собак – они наслаждались обществом, прогулками и постоянным пребыванием с хозяевами. Играли, плавали в свое удовольствие в Дунае и много-много гуляли. За этот день мы успели погулять, отдохнуть от дороги и от души повеселиться.
Потом была выставка. Выставка, она не зависимо от того, где бы ни проводилась – всегда просто выставка! В Тульне положительный фон создавало лето, прекрасная погода, красота города, ну и неплохой результат при очень грамотной и внимательной экспертизе, что ,увы случается далеко не всегда. Получился эдакий мини-отпуск в приятной компании в симпатичном месте с хорошей кухней, занятными разговорами и чисто южным , но в то же время Европейским колоритом. В общем, у меня остались только самые позитивные впечатления от поездки.
Еще из воспоминаний , Куська старательно охраняла купе и номер в отеле. Чужих людей старалась контролировать, а собак так вообще не пускала – шваркалась. Она, конечно, общалась со всей компашкой, но отчетливо было заметно, что она делает одолжение из вежливости, а на самом деле ей важна только я. Удивительно и …приятно. ? На обратном пути вагон Вена-Москва на 80% состоял из Московских коллег-собачников, что чрезвычайно скрасило время в пути, тем более, что у всех оказались похожие на наши приятные впечатления. Потом по приезде в Москву мы узнали, что один из Московских автобусов перевернулся на узкой дороге, потерялись собаки, пострадали люди. В другой компании случились неприятности с руководителем, и туристы остались без денег, жилья, визы кончились, и они мыкались по Австрии, не имея возможности вернуться вовремя домой. Другие провели много часов на границе в жару и с выключенными кондиционерами. На фоне всего этого безобразия мы были одни из немногих у которых поездка удалась.

Чемпионат Европы Финляндия Хельсинки июнь 2006 год.

Следующей нашей с Кусей большой поездкой стал ЧЕ 06 в Хельсинки. Тоже июнь, белые ночи, но уже север Европы. Поехали похожим составом, но уже не на поезде, а на машине.
У меня была давняя мечта – проехать своими колесами далеко за бугор. В одну сторону у нас получилось что-то порядка 1300км. Впечатлений у меня, как у водителя масса и все симпатичные. Особенно запомнилась луна. На обратном пути почти от Питера и до дома за рулем была я. Так вот, все мои приятельницы сладко подремывают, а я рулю. Лес в стороне, туман над полем, закат еще не потух, а на небе огромным ликом висит луна. Редкие дальнобойщики не мешают светом фар – на дороге мы одни, тишина и лишь шуршанье шин, да едва уловимый звук мотора. Я эту картинку запомнила на всю жизнь. Было в ней что-то волнующее и изначальное …. Но о поездке. Дорога в основном по России и только где-то км. 200 по Финке. Трасса нормальная, оживленная, беспроблемная, народу одномоментно едущего по тому же маршруту навалом. Сговорившись с коллегами, мы были все время на телефонной связи. Погрузили утром собак в боксы и в машину, туда же все необходимое богатство и тронулись помолясь.
Вечером были в Питере, ночью прошли границу, подождали несколько часов попутчиков, которые и проводили нас до кемпинга. За что им огромное спасибо! В 8 часов утра мы вошли в свой домик. Собаки за всю дорогу гуляли два раза: под Великим Новгородом и после границы. Все остальное время они тихонечко ехали в боксах так тихонечко, что погранцы открыв багажник, спросили- : «А где же собачки?» Мы сказали, что в боксах – они поверили. ? Вообще, удивительное прохождение границы, ни каких ветов, ни какого досмотра – 15 минут и все готово! Мы были очень приятно удивлены. Так вот. Приехали мы в Растилу. Домик у нас был 8-и местный на 6-рых, и цвергов у нас было тоже 6.
Красота! Солнечное утро, после затяжных дождей. Хоть и прохладно, но вокруг лес, соловьи поют, белки и зайцы прыгают непуганые. Куська как вышла в лес, так и стала мне под каждый камушек и кочечку носом тыкать. Смотри – тут живут! И тут! И тут! Кругом живут! У собаки восторг- глаза горят, нос по ветру, а как увидала в обилии валяющиеся шишки – так вообще счастью ее не было предела. Лес начинался сразу за коттеджем и был вокруг так, что, открыв дверь собаки, попадали в чистый карельский лес. Им понравилось, они оценили обстановку, очертили круг охраняемой территории так, что когда в соседний домик к вечеру приехали москвичи с чернышами – наши цверги пошли прогонять цернышей. Пришлось объяснять, что там уже не их территория. Наши собаки не лаяли, но бдили, уходили в лес, но рядышком – ни кого не надо было выискивать. А Куська влюбилась в Кирюшу ( Глорис Кисс Ин Зе Ринг). Это был смех, как она его тыкала носом, ковыряла лапой, клала шею на шею, толкала попой! А как в глаза заглядывала – супер. Киря удивился поначалу, полез под хвост проверять – мож чего упустил. Потом, поняв, что там ни чего для него интересного нет, вздохнул разочарованно, но все же поиграл. Куся же вела себя, как влюбленная девчонка. Всех гнала, а его на свою постельку пустила. Я впервые, пожалуй, видела у цверга такое явное проявление симпатии и убежденности в том, что перед ней старший кобель – вожак. Это она определила с одного взгляда, безупречно оценив ситуацию.
Вся наша жизнь в Финляндии была эдаким дачным пикником. С посиделками на крылечке в долгие белые ночи, слушаньем соловьев, вкусным застольем. Ах, как хороша свежая запеченная форель с картошечкой под коньячок на свежем финском воздухе - песня! А что уж говорить об удовольствии посидеть в нагретой сауне и расслабить уставшее после выставки тело? Сплошные положительные эмоции. Но и без курьезов, конечно же, не обошлось.
Собаки тоже блаженствовали! Куся сразу включила режим «на даче» не уходила, охраняла, отдыхала. Когда мы уезжали и оставляли собак одних они тихонько спали – о чем нам поведали соседи, которые, придя в наше отсутствие, были встречены грозной стайкой цвержиков возмущенно взирающих на пришельцев через парадную стеклянную дверь.

Случилось так, что в нашем коттедже не оказалось положенного там быть атласа Финляндии, и я невероятно озадачилась тем, как найти дорогу до места проведения монопородки. Хорошо, что кругом наши и название места проведения выставки нам стало известно быстро, а вот, что дальше? Дорожные указатели либо на финском, либо на шведском, что для нашего российского слуха почти полная абракадабра. Но где наша пропадала? В соседнем коттедже остановились питерские водилы- автобусники – у них был атлас, и я как могла пыталась понять организацию финского движения и по возможности запомнить чуднЫе названия и дорогу. В первое же утро, когда мы все не торопясь умывались-одевались, готовили завтрак и собирались ехать разведывать на местности дорогу до специализированной выставки вдруг послышалось тихое «Пшик» , защипало глаза, стало трудно дышать…И мы все кто в чем был, а некоторые и ни в чем, практически не был, вывалились на спасительное крыльцо. Кашляли, чихали, давились, из глаза лились слезы. Что за напасть? Оказывается, одна талантливая особа поставила в центр обеденного стола баллончик с перцем, видимо на случай внезапного нападения стремительных финнов, а другая не менее талантливая особа, не глядя, взяла его и попыталась использовать в качестве сахарозаменителя в кофе. Этот баллончик ей смутно напомнил баночку с сукрозитом и она старательно на него нажала. Качественный, скажу я вам, этот перцовый баллончик. Мы минут 40 не могли проветрить домик и не могли нормально дышать, а вдохнули то по чуть -чуть. Что же чувствуют те, кому этим ужасом брызгают в лицо? Так и помереть не долго! Очухались, потом долго, почти до истерики хохотали, когда сообразили, в каком виде мы были на глазах у изумленных соседей-водил и поехали- таки на разведку. Все оказалось настолько рядом и просто, что меня привело в восторг. Водители дисциплинированные, толпы машинной ни какой, указатели на каждом шагу и такие, что любому бестолковому туристу через 10 минут езды все и навсегда на финских дорогах становится ясно. Так, что буквально с первого дня в Хельсинки и пригороде мы ездили, как у себя дома, т.е . спокойно и не плутали. На спецухе когда мы туда приехали, стояли строгие дяденьки и не хотели нас пропускать с машиной на территорию выставочного поля, но ха! 4 дамочки которые начали тараторить и размахивать руками и кивать на большое количество груза и…мы, конечно же, проехали максимально близко к рингам. Погодка бодрящая: солнце горячее, ветер почти ледяной, изумрудная трава и …собаки, собаки, собаки, собаки.
ЧуднЫе ощущения, когда приезжаешь куда то в другую страну , а видишь все те же лица, что и в Москве. Мы уже потом, увидев большущее количество соотечественников, стали ехидничать, что это не финская монопородка, а филиал российской выездной выставки на финской территории. Кругом русская речь и русские собаки. Занятно. Судила очень серьезная немецкая тетенька, всех мерила и что-то долго говорила толпушке стоявших около нее стажеров. Все было по - домашнему симпатично, спокойно, комфортно. Мы расположились в благоразумно прихваченном с собой павильончике, в котором укрывались от порывистого финского ветра и загорали под палящими лучами северного солнца. Ха, три раза ха! Уже вечером мы поняли, насколько мы были не правы! Первый в сезоне загар да еще на пронизывающем ветру оказался столь могучим, что мы могли только с тоской смотреть на свои обгоревшие красные носы, щеки и следы от очков на физиономиях. Короче, из бледнолицых мы стали краснокожими. Выставка прошла , как говорится в теплой дружественной атмосфере – всех повидали со всеми потусовались, помогли питомнику «Глорис» выиграть в бестах, подержавшись за веревочки их великолепных собак и стали собираться в обратный путь… И вот тут-то я окончательно и бесповоротно прониклась самыми нежными чувствами к японскому автопрому. В нашу МПВишку было запихнуто и довольно комфортно размещено следующее количество седоков и скарба: 6 взрослых человек, причем единственный мужчина был весом в 160(!) кг, 6 цвергшнауцеров и соответственно 6 боксов, 2 груммерских стола, 6 складных стульев, павильон, пожитки…Когда мы все туда упихались и я тронула, то первые метры я с тревогой прислушивалась к внутреннему самочувствию машинки, но ни единого плохого слова я от нее не услышала. На следующий день была Европа! С утра безумные сборы – укладывание собак и шмоток, в три тысячи первый раз проверка все ли взяли, подготовка выставочных костюмов, завтрак впопыхах, загрузка в машину и помолясь в путь. Надо сказать, что опять до огромного выставочного комплекса было ехать 15 минут, а поскольку мы зарегистрировались накануне, то не торопились. На выставке было не то, что просторно, а попросту безлюдно как-то. Зрителей был минимум, что объяснялось высокой стоимостью входных билетов, зато повидались опять же с соотечественниками, выставляющими собак других пород, коих опять же было великое множество. Мы изначально, когда записывались на эту выставку, особенно не рассчитывали на головокружительные результаты, поскольку экспертиза была довольно предсказуемая, что и подтвердилось. Но хорошего настроения это нам не испортило. Куся продолжала меня радовать. Выходя в ринг, собака собирается, внутренне настраиваясь только на меня, и выполняет не то, что мои просьбы, а лишь намеки на них. У меня к ней абсолютно нет претензий – она большая умница и это просто удовольствие выставлять ее. В этой поездке для собаки не было ни чего принципиально нового, за исключением долгой дороги в машине в боксе. Но мы им постарались создать комфортные условия: между боксами проходы не были заставлены и собаки могли при желании общаться, в жару на обратном пути в очереди на границе – окна и в багажнике были открыты ,и собакам не было душно. Здесь больше автомобильных, нежели собачьих впечатлений. На выставках встретились и познакомились в реале со многими интернетовскими знакомыми – посмотрели собак, пообщались и опять же хорошо провели время.

Чемпионат Мира Польша Познань, октябрь 2006 год.

А дальше в ноябре 06 года была поездка на ЧМ в Познань. На этот раз я ехала с туристической кампанией «Собаковоз» автобусом. По сравнению с автономным переездом – автобус это тяжело , долго, нудно, не комфортно. Только выставка и отель и ни чего больше. А выставки и отели – это не самое интересное в поездке. Везла я двух собак Кусю и Тошу, который впервые поехал далеко и без хозяина. И опять я не переставая впечатлялась характером и приспособляемостью цверга. Тоша не относится к лягушкам-путешественникам: дом, изредка дача – все, а тут хозяин его привез к нам домой и уехал. Тоша, как честный сидел в глубочайшей печали под дверью и ждал. Ждал долго – минут 40, пока мы не пошли покушать перед дорогой. Тоша, как любая нормальная домашняя собака прекрасно осведомлен, что такое кухня и какие блага на ней таятся. Пообедав в кругу родственников, он уже не вернулся на свой боевой пост у двери, а активно включился в сборы, безошибочно определив, что предстоит нечто важное и интересное. Дальше было дооооолгое ожидание погрузки всех 6-и автобусов, уточнение формальностей и т.д. Собаки сначала сидели в машине и активно наблюдали за происходящим за окном, потом мы утрамбовались - таки в автобус и ночью тронулись в путь. Тоше я сначала предложила место на полке рядом с собой и с Кусей – благо места в 1,5 блоках предостаточно, но не таков Тоша чтобы спокойно лежать и спать.! Кругом, же собаки, причем много кобелей, и все они шуршат, ворочаются и с его точки зрения пытаются покуситься на наше добро! И он стал охранять – гад! Пришлось убрать его в бокс. Так и ехали: Куська, как опытный путешественник наверху у меня под боком, Тоша – внизу под полкой в боксе рядом с лабрадорами моей подруги. Что меня впечатлило – это преодоление крутой автобусной лестницы. В 2-х палубном автобусе она двух пролетная с высокими и не широкими ступеньками. Цверги очень не хотели поначалу спускаться в почти вертикальной позиции носом вперед, приходилось придавать им ускорение под пятую точку, раза с 4-го они приловчились лазить и вверх и вниз без торможения. Поначалу Тоша при засовывании в бокс пытался изображать распятие, но потом смекнул, что в его индивидуальном вагоне мягко, тепло и, ни кто не мешает, и полюбил его всей душой. Первая остановка у нас случилась утром за Смоленском перед Белорусской границей. Лежал первый пушистый снег, выгул был в поле. Высокие стебли травы , засыпанные снегом превратились в холмы под которыми укрывались пещеры, а в этих пещерах жили…мыши! Восторгу не было предела. Первыми учуяли дичь лабры и поскольку они реально работающие на охоте собаки –то стали этих мышей оттуда выковыривать. А цвергам только намекнуть надо было, что в этих дивных сугробах не только классно резвиться после ночного сидения в автобусе, но можно еще и поохотиться! Тыкались носом, копали лапами, прыгали, фыркали. А глаза горят, а хвосты трепещут – огонь, а не собаки! Правда, потом долго сохли в автобусе, потому, что снегу было по грудь, и он был мокрый. Но ничего вытерлись, позавтракали и продолжили путь. Тоша вел себя так, как будто был моей собакой и всю свою жизнь только и делал, что ездил в автобусах на выставки. Ни скулежа, ни нервного дыхания, ни копания, зато он понял – что он единственный мужик в нашем чисто дамском коллективе и возложил функции охраны целиком и полностью на себя. Это доставляло мне некоторые неудобства, поскольку при виде больших чужих кобелей ( маленькие им в расчет не брались) Тоша ставил холку дыбом, утробно рычал и обещал порвать всех, как Тузик грелку. Когда однажды он особенно рьяно шваркнулся на ка-де-бо, мне пришлось дернуть поводочек посильнее и рявкнуть что-то ругательное. Тоща смутился, извиняясь, посмотрел в глаза, повилял, но ка-де-бошине все же рыкнул еще разок. На том и порешили – я при виде посторонних коблов его предупреждала, чтоб и думать не мог о порычать, а он старательно делал вид, что слушается. Через двое суток мы наконец-таки прибыли в отель. Отель – это сильно сказано! Трех- этажная панельная хрущеба с пристроенным рестораном-стекляшкой а-ля «Плакучая ива», короче совок отдыхает. Номер одноместный, прокуренный и пыльный. Следующим испытанием для меня было понять, станет ли Тоша выть-лаять, пытаться выйти из номера, разобрав дверь в мое отсутствие. Я не стала запирать его в бокс и ушла ужинать. Эксперимент увенчался успехом – обе собаки радостно приветствовали меня в коридорчике, номер и постояльцы не пострадали. Ночью Куська пришла ко мне под бочок, а скромный Тоша томился в кресле, но его томление не было долгим, уже на другой день он сначала скромненько согласился пристроиться на краешке, а потом развалился, как настоящий. Он наравне с Куськой радостно меня приветствовал, если они оставались одни, радостно ходил в гости к лабрадорам в соседний номер, веселился на прогулке гоняясь дружка за дружкой, подзывался, слушался, заглядывал в глаза и подхалимничал. Класс! И все это спокойно без напряжения или тоски. Уважаю! Потом приключилась беда – Тоша заболел. И это накануне выставки. Всю ночь понос, рвота. Хорошо, что первый этаж и хорошо, что я заранее сделала ему косметику. Тоша мужественно переносил все мои манипуляции, а я его колола, впихивала в него лекарство и всю ночь бдела . Он не ел и не пил , а обезвоживание на фоне болезни было значительное. К утру, мы с ним справились, но в ринге он был не конь-огонь, как обычно, а просто собакой. Ну и получил просто «отлично». Куся тоже была какая-то не совсем такая, ей не стоялось и не очень-то бежалось, а вечером уже в гостинице и ее скрутило. В отличие от брата, который болеет молча Куся болеет с душой, так как будто прямо сейчас помрет . А лекарства-то почти кончились, но спасибо коллегам-собаководам у которых нашлось все то, что было мне остро необходимо и я побегав по этажам и номерам не только раздобыла все, но и выяснила, что болеет больше половины группы! Оказалось, что уже ехали заболевшие собаки из Москвы, а тут на общем выгуле все кто мог перезаразились. Короче, поездочка мне запомнилась сплошным лазаретом и нервичечким ожиданием реализации худшего из возможных сценариев.
Город не посмотрели…Из приятного - душевно пообщались лишь после рингов с интернетовскими знакомыми, вволю нахвастались своими собаками, пили Швейцарское шампанское и Краснодарское вино, закусывали Швейцарским же шоколадом и Подмосковными яблоками. Но тусовка была ограничена по времени опять, же автобусом, будь он неладен, а говорить хотелось еще и еще. На обратной дороге мы спали. Я от пережитых ужасов лечения в чужой стране( как подумаю, что могло бы быть – плохо становится), собаки после болезни и выставки.
Но мои героические цверги все это пережили и уже дома радостно ели и в ус не дули.
Единственное- Тоша проникся ко мне окончательно и бесповоротно. И когда Игорь приехал его забирать, Тоша пошел спрашивать у меня идти ему или он остается жить у нас. И потом по прошествии нескольких месяцев, когда мы всей семьей были у них в гостях, Тоша собрался идти с нами, когда мы собрались ехать домой. Я не в первый раз уже замечаю, что собака начинает считать тебя главным человеком после поездок и болезней, пережитых вместе.

Чемпионат Мира Стокгольм, Швеция июль 2008 г. О! Как я хотела съездить в Стокгольм! И ура! Свершилось! Поначалу были мысли ехать на машине, но эта мысль за невозможностью практической реализации довольно быстро увяла. Отели и паромы были забронированы неизвестными лицами более чем за год и, потолкавшись по сайтам и поговорив с коллегами, я решила, что раз не судьба ехать своими колесами - поеду на автобусе. И опять компания «Собаковоз» и опять соратники из питомника «Дримкисс». На этот раз я везла Тосю и Зюку. И по поводу обеих собак у меня были некоторые сомнения. Зюка с ее чрезвычайно активной жизненной позицией и вообще невероятно шилопопая собака и Тося – эдакая домашняя «девочка», которую не отпускали даже «в пионерский лагерь». Дима и Оля - хозяева Тоси предупредили меня, что она может выть, оставшись одна, может написать, где придется, что она не ходит по ступенькам и страшно тормозит при переходе с одного покрытия на другое. А кому сейчас легко? В задней части автобуса, которую мы оккупировали с цвергами, было не просто тесно, а очень тесно. Нас четверо и собак у нас было 8. Все багажные места заставлены боксами с собаками, а ручная кладь кое- как распихана по полкам и щелям, оставшимся между боксами. Выход на прогулку – кошмар. В узком проходе надо мало того, что достать собак из боксов, так еще и там же потом покормить, вытереть лапы, напоить. А еще опять этот заветный спуск со второй палубы…Тося упиралась, Зюка растопыривала все четыре конечности в разные стороны, но ничего!
Хе-хе!! Не на ту напали. После того, как пару раз на пинковой тяге обе собаки преодолели лестницу в двухпалубнике она у них уже не вызывала ни каких сомнений и трудностей. Уже на 3-ей прогулке Зюка не дожидаясь подталкивания, спустилась сама и сволокла Тосю, а потом уж и Тося спокойно лазила туда-сюда со знанием дела и направлялась прямиком к боксу, который полюбила со всей страстью своей целостной натуры.
Путь на выставку был не близкий, поскольку поехали по суше, а это через всю Финляндию и практически через всю Швецию. Выехали ночью, следующей ночью прошли Финскую границу, утром остановились на отстой на Шведской границе, погуляли с собаками, приняли душ, поспали на нормальной постели, покушали в ресторане и ближе к вечеру вновь в путь. Меня сразили наповал эти белые ночи. Солнца нет, но заря на горизонте не исчезает, а медленно ползет с запада на восток и там уже солнце всходит. Светло на столько, что можно не напрягая глаза читать, а спать сложно – организм не понимает ночь уже или как? И сразила безлюдность Швеции. Едешь, едешь, едешь. Леса, поля, опять леса, редко-редко хутора на один два домика посреди леса со стоящим рядом пластиковым столом, брошенным велосипедом, автомобилем и детскими игрушками. Ни каких тебе ограждений – просто несколько строений в лесу на поляне и никого. И опять лес, скалы. И опять безлюдье. Мы уже стали нервно посмеиваться над тем, что вот, мол, приехали мы, сюда не зная, а тут катастрофа, какая приключилась и все вымерли, а мы не в курсе. Но ближе к Стокгольму стали встречаться не только редкие дальнобойщики на фурах, но и простые шведские граждане на вольвах, ауди и прочих «европейцах» и редко «японцах». Дороги довольно узкие, машин достаточно, пробок нет. И не было ощущения заграницы. Как будто едешь где-то по России – то домик скособоченный , а рядом древняя скирда соломы, то какие-то брошенные бетонные кольца, а рядом прицеп без колес, то лесная вырубка с увязшем трактором. И пейзажи такие средней полосы, особенно уже ближе к Стокгольму, когда скалы уступают место более равнинной местности. Существенным отличием было только непрерывное сетчатое ограждение дорог, да на каждой площадке для паркинга столики, покошенные склоны и ковром растущая размером с ноготь земляника, а под деревьями подосиновики размером с чайное блюдце. На севере Европы меня всегда изумляет солнце, светящее настолько пронзительно и жгуче, что глазам без солнцезащитных очков крайне некомфортно, а при прохладной и ветреной погоде можно на счет раз обгореть и заметить это только к вечеру. Дорога в автобусе продолжительностью двое суток весьма утомительное занятие. Народ поначалу бодрствует и веселится, а под конец уже и разговоры кончаются и бока отлеживаются напрочь так, что хочется спать в нормальной постели , иметь нормальный туалет и стол. Но дорога всегда кончается и вот мы, пробираясь на двух громадных двухпалубниках буквально не по дорогам, а по неким Шведским тропинкам, называемым дорогами подкатили к отелю.
Что ж. Выглядело это, и было в действительности приятно. Отель расположился своими корпусами на склоне, с одной стороны было озеро и сосновый Скандинавский лес, а с другой залив, по которому вальяжно проплывали громадные паромы, следующие в Стокгольм и обратно. Наши туроператоры строго предупредили всех нас убирать за собаками, не спускать их с поводков и не трогать местную фауну.
Фауна была тут как тут. Кролики шарились по кустам, дикие белые лебеди плавали большим стадом в заливе, огромные виноградные улитки были вообще повсюду, чьи-то крупные норки избороздили полянку под нашими окнами, чайки, утки и уточки, голуби и воробьи…Короче раздолье для наших цвергов – только вот поохотиться не давали. Низзя! И необычный воздух то ли море, то ли сосны, то ли скалы, а все вместе непередаваемые впечатления от слегка солоноватого прозрачного воздуха, скошенной травы, нагретых на солнце сосен. Тут же растут рододендроны и туи, веет лавандой с клумб, розами с газонов. Покой, простор, спокойствие. Даже наша шумная большая группа собачников как-то затерялась в этом благолепии. В первый выставочный день была вторая и девятая группы, что составляло треть группы. Соответственно сразу по приезду, разместившись и перекусив, я приступила к подготовке собак к предстоящему Чемпионату Мира. Ночи белые, часовой пояс не наш, так что ни чего не отрывало от подготовки. Шесть часов и обе собаки готовы. Уф! Можно поесть, принять душ и спать. С утра подъем ни свет, ни заря, опять укладка собак, погрузка в автобус и помолясь в путь. Я всегда утро перед большой выставкой воспринимаю, как некое сплошное временно-пространственно - непрерывное действо в котором присутствуют только собранность, сосредоточенность и ожидание.
И вот выставочный комплекс, толпы разношерстного народа с собаками и длиннющая очередь на вход. Кордон из улыбающихся юных шведок, поставленных проверять вет. документы и как водится ни чего в этом не смыслящих. Их было много, стояли они поперек толпы в беспорядке и бессмысленным взором скользили по разномастным документам участников, прибывших отовсюду. К кому-то не понять, почему цеплялись, а кто - то сделав умно-приветливое лицо, проходил мимо «досмотра» сделав вид, что проверился уже у предыдущей барышни. Бардак, как обычно и как везде. И в очередной раз подтверждение тому, что любая крупная выставка, как брат близнец похожа на такую же, но проводящуюся в другой стране. Все как всегда, те же лица, те же собаки, но существенно дополненные местным шведско-финским контингентом и те же лидеры. Россия, как всегда в «головке» рингов! Наши цверги самые цвержачьи цверги во всем мире! Целый день напряженного внимания и доставания-убирания собак в боксы, подправления «красоты» на столе и в ринг, потом из ринга и в следующий круг сравнения…
К концу выставочного дня, выходя из режима «выставка» организм начинает вспоминать о насущном. Что не плохо бы сходить сначала в туалет, потом поесть-попить чего- нибудь и присесть уже наконец-то! Но не тут-то было. Мои попутчики и коллеги выходят со своими собаками на Большие Бэсты. Требуются еще руки, которым не нужен подробный инструктаж. И опять: переезд со столами, боксами, инструментом из зала в зал, прихорашивание собак, определение кто за кем, как и кого выставляет, с какой ноги идем все вместе, и в какую сторону улыбаемся… Ооооо!!! Эти выстаки!!! Нервы, суета, толпа народа, непонятный размытый комментарий на шведском, блин, языке! И вот наши цверги вошли в предварительный отбор, видим, что и миниатюрные таксы из нашей группы тоже с нами, а еще наши Московские ризены. И вот выход на манеж. Проход по кругу под аплодисменты публики. Мы собраны, спинки выпрямлены, на лицах улыбки все старательно и непринужденно (три раза ха) идем в ногу, останавливаемся, припадаем на колено, ставим собак. Ах! Какие дамы, а какие у них собаки! Ржач по большому счету, но бодрит невероятно! И вот мы в четверке – уже уррра! А дальше – больше. Четвертые – питомник уж не помню кого, третьи – российские ризеншнауцеры – зал взрывается овациями и замирает в ожидании. Вторые – мы, а первые наши из группы миниатюрные таксы! Супер! Три первых места в конкурсе питомников первого выставочного дня на Чемпионате Мира 2008 занимают Российские питомники! …..Вот в такие моменты меня охватывает небывалый подъем, прилив патриотизма и гордости за Отчизну. Публика ревет, наши и приближенные к нашим вопят на трибунах, фотографы волной накатывают на манеж и всячески привлекая внимание собак, снимают, снимают и снимают. А мы все такие гордые, улыбающиеся и счастливые стоим под всполохами фотовспышек и купаемся в триумфе! Слезы восторга, обнималки - целовалки, поздравления! И, о наконец-то!!! Отдых.
Собаки… Как я уважаю и люблю цвергов! Это ж надо! Накануне каждый отстоял на столе по паре часов как минимум, потом с раннего утра: «Встань так, подержи лапу, не отворачивай морду от фена, не дергайся - ножницы!» Потом в бокс, из бокса, опять в бокс, опять из бокса. А в ринге надо делать то, что положено, бежать, стоять, опять бежать и всегда красиво и не отвлекаясь и с полной концентрацией на хэндлере! Вот это нервуха! А потом в бэсте. Они уже устали и хотели забраться в боксы и поспать, но нет нам опять надо что-то и собаки не сопротивляясь опять стоят, опять бегут и….улыбаются, улыбаются, улыбаются. Держат ушки и хвостики. Чем больше держу этих собак – тем больше и больше уважаю!

Но всему приходит конец. И этому большому и безумному выставочному дню тоже. Ноги гудят, в башке безразличная масса, глазки не смотрят, ручки делают бессмысленные хватательные движения, не достигающие цели. Организм тихонечко так попискивает о том, что он не ел и не пил ни-че-го с самого утра. Спасибо организаторам – они всем ожидающим выхода в Бест давали веселенький пакетик, как оказалось вовсе не с соком, а с водой и коржик. Но и на этом спасибо - хоть не дали погибнуть в расцвете лет. И вот так пришкандобывая и волоча за собой стол, нагруженный боксами с собаками, сумкой с инструментом и прочей выставочной фигней мы плетемся к автобусу. Он уже поджидает, народ бодрится и делится впечатлениями. Вяло поздравляют друг друга, мы выясняем, что день прошел весьма успешно и очень многие из нашей группы получили титулы. Хорошо, но эмоций уже нет. По приезде в отель выясняем, что руководители группы на свой страх и риск, видя такой победный результат дня, устроили нам пикник. Приятно и неожиданно.
Всем было сказано не расслабляться и не разбредаться, прихватить «шнапс» и собраться на парковке для торжественного чествования участников и победителей.
Народ собирался медленно, но неотвратимо. Были из подручного материала устроены столы, стулья прихватили с собой у кого какие были или из номеров. Кто-то захватил вкусненькое… Мы все были чрезвычайно признательны руководителям «Собаковоза» за такую их чудесную идею. Ирина с Сергеем не задумываясь поехали в ближайший супермаркет и накупили еды на два наших автобуса. Потом со смехом рассказывали, как охранник в магазине с подозрительным видом сопровождал их доверху груженые тележки, к кассе сомневаясь, а хватит ли денег. Без сомнения наша группа сделала месячный план ( если он у них есть). шведскому магазину? Первоначально идея «Собаковоза» была другой. Они пошли в ресторан отеля и попросили взаймы мангал, на что скаредные шведы сказали, что, мол, только из нашего мяса и с нашей же закуской и обслуживанием. На что были посланы на фиг, они, конечно же, обиделись и сказали, что празднуйте, но только не около отеля. Ха! Где наша пропадала?! Парковка на склоне, окруженная лесом, да с видом на залив еще более симпатичное и неформальное место для тусующихся собаководов. Праздник удался. Водители со знанием дела пожарили прекрасное мясо, рукодельные собаковладелицы изобразили салатики, тут же из народа нашлись главные и по тарелочкам и по стаканчикам. А если учесть белые ночи, разницу во времени – то спать шли только те, кому завтра выставляться, да водители которым этих выставляющихся надо было с самого ранья везти на выставку. А остальные - прочие гуляли и тусили до последнего, пока Ирина – хозяйка «Собаковоза» не взмолилась, не попросила оставшихся наиболее стойких тусовщиков разойтись по номерам. На следующий день было решено ни куда не мчаться, а выспаться и уж потом определиться с дальнейшим распорядком дня.
А шведы –то обиделись всерьез. Это мы поняли по существенно урезанному ассортименту шведского стола на завтраке и отсутствию ленча, выключенному кофейному автомату и смурным лицам дородных аборигенок, обслуживающих постояльцев. Ну и фиг с ними. А погода хороша – солнышко с залива ветерок, а под окнами мини -пляжик с шезлонгами. Вот туда-то и переместились мы после прогулки с собаками по склонам и завтрака.

Первый загар в 2008 году я заработала именно там. Приятно обдувавший ветерок и жаркое солнышко, как обычно сыграли свою роль. Под вечер все загоральщики щеголяли не только красными организмами, но и довольными физиономиями. После трудного выставочного дня эдакое пляжное безделье было очень кстати. Весь день с перерывами мы загорали, трепались, гуляли с собаками, пили пиво, а наиболее стойкие граждане пытались совершить омовение в бодрящей воде залива.
Все остались довольны и мы и собаки. Они тоже отрывались по - полной. Носились, как ополоумевшие зайцы друг за другом, купались и пытались общаться с лебедями. Лебеди шипели вытягивая шеи, а цверги топоршили хвосты и уши и пытались познакомиться. Некоторые из собак впервые увидели волну и стали ее ловить. Смехота! Скакали, скользя по прибрежным скалам, поросшим водорослями, лаяли и хватали волну.

После довольно-таки хренового, но не слабо стОящего ужина, поданного нам обиженными шведами, некоторые из наших соотечественников решили прокатиться в Стокгольм и поужинать по-человечески. Это было их серьезной ошибкой…
О похождениях группы сотоварищей мы узнали на утро от хмурых и не выспавшихся руководителей. Все слушатели буквально рыдали от хохота, когда ночные путешественники по Стокгольму рассказывали в лицах о своих приключениях. Начать с того, что они изначально были весьма веселы и таксист, как выяснилось не из местных, повез их по известным ему «точкам». То ли таксист был не в курсе, то ли «точки» все специфические, но наши ночные путешественники не смогли-таки покушать в ночной столице Швеции. Вот выпить и весьма своеобразно потусоваться – это пожалуйста. А наши респектабельные, хоть и не совсем трезвые граждане, увидев озадаченное выражение на лицах юных шведов в пяти разных заведения, работающих в это время суток, поняли, что старшее население уже дрыхнет и, следовательно, и им надо сделать то же. Попытались вернуться в отель, но тут-то их и поджидала «засада». Сплошь не местные таксисты и полное отсутствие ночью на улицах Стокгольма стражей порядка привело к тому, что они, покатавшись, энное количество километро-часов по столице Швеции и ее окрестностям выяснили, что сеть отелей с таким названием обширна, но ни один из отелей к которым их привозили местные таксисты-гастеры не тот в котором они остановились. Несколько раз они звонили руководителям группы уточняя местоположение отеля, но все безуспешно их вновь и вновь привозили в отель с тем -же названием, расположенным на заливе, но опять не в тот, что нужно. Уже отчаявшись вернуться, туристы приняли решение ехать к выставочному комплексу и уже там дожидаться родных автобусов. На счастье под утро они увидели полицейского, которому удалось объяснить чего они хотят, а уж тот растолковал таксисту, где это место находится. Надо ли говорить, что к моменту возвращения наши соотечественники были абсолютно трезвы, еще более голодны, нежели в начале приключения, да к тому, же еще и злы. А у отеля их встречали такие же злобные руководители «Собаковоза», которые не спали всю ночь, находясь с «потеряшками» на связи. Потом была экскурсия по Стокгольму. Да, в этом городе я хотела бы жить! Обилие воды и зелени, склоны, ветер, свободно гуляющий по холмам и островам, на которых расположен город, солнце и простор. Какое-то чрезвычайно позитивное впечатление от самого места. Масса положительных впечатлений. Хорошо, но мало. И вот прошли все отведенные дни нам на выставку. Хлопоты сборов, загрузка в автобусы и опять к выставочному комплексу забирать участников последнего дня шоу, покупка сувениров и всяких собачьих прибамбасов, просто праздное шатание по территории комплекса, прогулки с собаками. И опять не входящее в моё российско-московское сознание жизнеустройство шведов… Выставка хоть и завершилась, но народ все еще толчется на бэстах, вокруг торговых точек и хочет есть. А нету! А фигушки вам! Все кафешки позакрывались – время-то уже не рабочее целых 17 часов! Офигеть! Наши-то работают до последнего посетителя, а тут толпы этих самых страждущих еды и питья граждан, которых некому обслужить. И только единственная отрада – некое, наверное, не шведское предприятие питания, торгующее сэндвичами, кокой и кофе собрало вокруг себя всех в бооольшую очередь. Перекусить уже зачерствелым, но громадным бутером нашпигованным, как принято в Швеции всяческой зеленюшкой плюс к колбасно-сырной начинке, стакан кофе…и организм уже не гундит, что ему хочется кушать, а уже вполне готов к дальнейшим подвигам. Собирались, как всегда неспешно, но организованно. И вот все в сборе, но еды-то на обратную дорогу ни у кого нет. Посему едем в ближайший магазин и отовариваемся. И наконец, с полными закромами трогаемся в обратный путь. Обратный путь всегда короче, но и муторнее. Все припасенное уже выпито, народ обалдел уже друг от друга, есть не возможно, говорить неохота, в автобусе тишина, все дремлют, как зимние мухи. Это выставочный стресс выходит – все оклемываются. А я вся в предвкушении предстоящего отпуска- меня ждет вся компания, чтобы сразу по приезду погрузиться в машины и отправиться в Скнятино… Мы доехали, погода с дождливой и холодной волшебным образом превратилась в теплую и солнечную. Тося решила, что она моя собака и со знанием дела стала собираться в отпуск.

Вильнюс, Литва, двойной САСIB, 19-20 декабря 2008 г.

Эта поездка была запланирована и проведена в узком «семейном» кругу. В конце года все так вымотались, что хотелось сменить обстановку, прогуляться, ну и заодно выставить собак на выставке, которая пользуется хорошей репутацией в плане места проведения и организации. Поехали, как мы хихикали: папа с мамой( Алла и Нина с собаками), ребенок( Ира) и тот кто этих собак придумал(Я). Декабрь выдался с проливными дождями, все ждали снега, а его все не было. Оформление виз, закупка провианта в дорогу и подготовка авто проходила абсолютно не в зимней атмосфере. Но наступление зимы все, же старательно имелось в виду. В таких самостийных поездках только один минус – необходимость самим заниматься визами и ветеринарными документами на собак. А это дополнительная беготня и напряжения мозгов. Заранее обзвонили коллег, узнали кто сколько потратил времени на дорогу , например, до Минска и до Вильнюса, прикинули во сколько хотелось бы быть на месте, посчитали и в путь. Выехали затемно. На дороге сухо, машин мало, трасса великолепная. Ну, мы и погнали.
Еще до поездки Ирина тщательно выспрашивала, как приучить собаку к боксу? Мы отвечали, что сам привыкнет, когда около суток там посидит, но она не успокаивалась и всячески пыталась внушить Дарику, что бокс – это здорово. Дарик не верил и особо не стремился уйти в него жить. Как только выехали на Минское шоссе Дарик начал сначала гундеть, потом копать бокс, потом грызть поилку. Ирина, ругалась на него , стукала по боксу ладошкой – хватало не на долго и все повторялось снова. Мы все хихиками и говорили, что когда-нибудь ему это надоест, и он успокоится. Это наступило довольно скоро. Дарик каким- то образом умудрился засунуть и нос и клык между решетками дверцы таким образом, что застрял. Раздался визг, все встрепенулись, Ирина полезла смотреть, в чем дело, с трудом вызволила собачью морду из создавшегося положения и …все стихло. Дарик наконец-то понял, что выйти не удасться, а вот прищемиться – это запросто. И вся дальнейшая дорога прошла без малейшего звука с его стороны. Немного отъехав от Москвы, мы попали в зиму, которая все не приходила в столицу. Правда она как началась, так и быстро закончилась. В Белоруси было туманно и бесснежно.
Часов за 7 доехали до Беларуси, а около 5-и пополудни были уже на Белорусско-Литовской границе. Там проколупались больше часа в поисках ветеринаров, поскольку погранцы так тщательно многословно и абсолютно бестолково рассказывали и показывали, где теперь находится вет. пост, что мы по этой пограничной зоне нагулялись взад вперед вдоволь. Все эти хождения были сопряжены с серьезным риском, поскольку под ногами был сплошной лед, а топать надо было метров 100 туда, ну и соответственно столько же обратно. Добрые пограничники сказали :- «А че вы будете пешком туда-сюда топать? На машине быстрее будет!» И мы катались туда-сюда по пограничной зоне на глазах у изумленных дальнобойщиков. Ветов конечно же нашли, печати на документы поставили. Ну, здравствуй, Литва! А там ограничение по скорости до 90 км, что после 120 белорусских выглядит чистым издевательством. Зато в отличие от Беларуси уже работает навигатор и «блондинка» начала нам прокладывать маршрут. Уже стемнело. Хорошо, что Алла взяла навигатор, без него мы даже при наличии карты создавали бы нешуточные помехи для Вильнюсских водителей и долго наматывали бы круги, стараясь попасть на нужную улицу. Мне выпала почетная миссия ездить по городу. Улицы старого города – это мастер класс даже для московских водителей. К этому надо приноровиться! Улочки ууууузенькие, мощеные, повороты только что не под острым углом, кругом где только можно на любом пятачке стоит припаркованный автомобиль. И народ ездит отнюдь не на микриках. Поглядев на это, я поняла, что и мы на «Жорике» ( Нинином Додже-Караван) проедем ;).
И вот наконец-то мы на месте. Алла заказала прекрасные апартаменты. В самом центре старого города, в мансарде с симпатичными видами из окон на черепичные крыши, шпили костелов, сумрачно-холодное подсвеченное небо. Дымок из каминных труб, моросящий дождь, переходящий в снег, шумная молодежь внизу у кофеен…тепло и уют квартиры. Удалось даже практически под окнами припарковать автомобиль, что по тамошним меркам редкостная удача. А еще большей удачей оказалось наличие крохотного скверика между посольствами Польши и Франции, в котором выгуливают своих питомцев жители практически всего центра в старом городе. И этот скверик находился напротив нашего жилья. Непривычный подъезд старого дома в Вильнюсе: одна лесенка, другая, поворот, еще одна дверь, опять лесенка и на небольшой площадочке двери четырех номеров, один из которых наш. Номер уютный двухуровневый . Эдакая мансарда в мансарде, где есть наверху две крохотные, но чрезвычайно уютные спальни. Алла и Ира со своими псами разместились наверху, а мы с Ниной со своими девицами внизу. Просторная кухня-гостиная-столовая, большая спальня, большой санузел, где в душевой можно снять «лейку» и спокойно помыть собак. После такой долгой рулежки сил не было идти куда-то кушать, посему я с собаками осталась разбирать вещи, а девчонки сходили в магазин за салатиками-йогуртами, пивом и копчеными свиными ушками. И мы отметили свой приезд в Вильнюс. Как чудесно вытянуться на удобной постели после долгой дороги и блаженно засыпать, слушая звуки незнакомого города.
На пятницу у меня была большая груммерская программа. Три собаки, одна из которых готовилась полностью. Всех помыть, отфенить, уложить и сделать косметику. К вечеру я управилась, и мы пошли кушать.
Предрождественский Вильнюс - везде наряженные елки, гирлянды огней, народ суетящийся в поисках подарков . Даже неопределенная влажно-холодная погода, когда мелкий дождь, попадая на брусчатку мостовых, замерзает и превращается в ледяную корку не могли испортить предпраздничного настроения, буквально витающего в воздухе. Эта поездка у нас получилась эдаким туром по ресторанам. Каждый вечер мы обедали в новом месте и остались приятно удивлены качеством и ценой в Вильнюсских ресторанах.
Уже в первый вечер малоежка Ирина грустила над большой порцией фирменного грибного супа в хлебе, а потом над солидной порцией печеной рыбы такими вкусными, но невозможно большими с ее точки зрения. Потом, прогулявшись по центру, поглазев на множество подсвеченных, на фоне ночного неба костелов и походив по магазинчикам, коих там великое множество мы решили выпить кофе. Разнообразный кофе , горячий штрудель мороженое на разный вкус– вкуснотищщща! Ирина, печалилась, что уже и так объелась, а тут мы – соблазнительницы и что она непременно погибнет, если еще что-нибудь съест. А не попробовать она не может – потому, как все чрезвычайно привлекательно выглядит. И она решила пойти на компромисс, решив, что уж кофе-то с мороженым в нее точно влезет, но…. Она не посмотрела в меню на вес такой заманчиво выглядящей порции заказанного ею мороженного. Надо сказать, что мы чуть было, не погибли от смеха, когда увидели эту порцию. Вазочка с мороженым нескольких сортов, посыпанного тертым шоколадом, украшенным взбитыми сливками и печеньем походила больше на вазу для фруктов. И все это на фоне Ирининых печалей по поводу ее объевшегося состояния. Хохоту было - невозможно остановиться. Чего только не приходило в связи со всем этим в наши расслабленные едой головы. В результате решили, что она все это непременно должна съесть, а то , что она грозится лопнуть – так значит в кои то веки проверим насколько эффективно работает медицинская страховка. С утра была выставка. Что можно сказать. Я впервые была на такой спокойной и прекрасно организованной выставке. Ни какой толчеи, все цивильно до невозможности, все вопросы решаются сразу же, парковка чуть ли не у дверей павильона и не приходится тащиться с собаками и вещами на «другой конец географии». Эксперт в первый день выглядел довольно уставшим после предшествующего выставке банкета и старательно пытался сосредоточиться на предмете осмотра. К цвергам он уже довольно-таки включился в процесс и дело пошло бодрее. Прикольно было наблюдать за тем, как местные цверговладельцы нарезали круги, возле нашего стола приглядываясь к собакам и к тому, что делает груммер.
Для Дарика и Вари это была первая в их жизни выставка, их было всего двое в щенках и они, выиграв каждый сам у себя в риге, немного поборолись в сравнении на звание лучшего щенка породы и в борьбе выиграл Дарик. Уже – ура! Дальше – больше. Зюка выигрывает Лучшую Суку породы и получает САС1В! Мы довольны, нам хорошо. Времени навалом – перемещаемся в соседний павильон, где будут проходить Бэсты. В щенячий Бэст, как обычно выходит страшная туча самых разнообразных щенков – штук эдак 45. Мы уже решили – раз попали на выставку – надо отрабатывать до конца. Для собаки это очень серьезная тренировка и бесценный опыт. Дарик – умничка – показывается, аж красуется. Лаково-черный, в тонусе щенок на фоне ярко-голубого покрытия ринга смотрится великолепно. Мы выходим практически в самом конце бесконечной вереницы щенков…и эксперт выбирает нас в полу финал. Ура! А дальше мы с Дариком настолько сосредотачиваемся, что упускаем из поля зрения вызов на пьедестал третьего и второго мест. И тут слышим, что объявляют нас. Идем и только тут, я медленно-медленно осознаю, что осталось незанятым только первое место – и что оно наше!!!!! Как передать впечатления от этой минуты триумфа?! Восторг, еле сдерживаемая рвущаяся наружу радость, желание вопить во все горло… А еще и мои девчонки тупят – никто не бежит с фотоаппаратом заснять момент победы! Но вот выскакивает с абсолютно квадратными глазами и фотоаппаратом Ирина и успевает-таки сфотать нас на первом месте! Уже потом , выйдя из ринга мы обнявшись рыдаем от счастья и переполняющих нас эмоций, подбегает Нина и помогает тащить призы и подарки. Вот так дебют! Вот так песик получился! Вот так угадалось и со щенком и с хозяевами! Передать мои чувства в тот момент сложно, но все же основное – это то, что ура - Победа! Наконец-то! Такие моменты и являются основным движущим стимулом ко всему действу под названием разведение. Все счастливы и «родители» и хозяйка и я.
Что ж, день удался! Грузимся и потихоньку двигаемся в сторону дома. Выгул безусловно уставших собак, разглядывание подарков и сборы в сторону покушать… А завтра опять выставка.
Опять пред выставочное утро, опять стол, фен, ножницы, опять погрузка в машину, опять езда по утреннему Вильнюсу. Я уже узнаю дорогу! И могу не так напряженно слушать «блондинку» из навигатора, указывающую дорогу. Хохма, вчерашние граждане, пристально разглядывающие наших собак, по всей видимости, всю ночь трудились не покладая рук и теперь их собаки выглядят гораздо более прибранными и подготовленными к рингу. Во второй день все не так как накануне, Варя на сей раз в тонусе, а Дарик подустал и не так красуется. В результате лучшим щенком становится Варя. Нина довольна – прикалывается, что ее собака обыграла вчерашнего победителя Бэста щенков. Зюка тоже не так хорошо выступила – всего Резерв САС1В, но мы утешаем себя тем, что не все коту масленица. Зато Тигр – Аллин керн тоже Резерв САС1В. А в щенячьем Бэсте тоже не наш день и Варю эксперт не замечает, что ж жаль конечно, но не беда – у нее все впереди! Общаемся с Прибалтийскими коллегами, помогаем Москвичам и забираем в машину свежее купленный стол, покупаем необходимые прибамбасы и отбываем восвояси.
В этот финальный вечер в Вильнюсе мы остаемся сраженными наповал ценам, изобилием и вкуснотищей одного из центральных ресторанов. Удовлетворенные, вкусно пообедавшие мы отправляемся на боковую. Завтра в Москву. Утром мы понимаем, что наступила зима. Занудный моросящий дождик превратился в снег, а дорожки в сквере накануне скудно посыпанные неспешными Вильнюсскими дворниками песком уже занесены и не так скользит лед под ногами. Собакам веселье – зима, снежок, а уже от этого повышенный градус собачьего настроения. Программа у нас обширна – собраться, погрузиться, заехать в торговый центр Акрополис и уже потом в Москву.
Выйдя из Акрополиса, мы поняли, что наступил трындец. Снег валил крупными хлопьями, машины все завалены снегом. Видимость весьма приблизительная. Но деваться некуда, завтра всем кроме меня на работу. Времени – около 11 утра. Обратная дорога мне запомнилась сплошным не прекращающимся 18 часовым снегопадом. Причем этот снег был первым в этой зиме и как водится, дорожные службы были абсолютно не готовы к такому развитию событий. Конечно, это было красиво! Мокрый налипающий на все и вся снег, наклонившиеся под тяжестью снега деревья, белизна вокруг, туманная мгла впереди, крупные комья снега валящие с неба…Это все красиво, а под колесами эта вся красота превращалась…в полное безобразие, которое ограничивало нашу скорость передвижения сначала до 80, а потом и до 60 км/ч. В Минске покружили по кольцевой, поскольку мокрый снег с ветром на фиг залепил все указатели. А они веселенького василькового цвета с белыми буковками – ни чего не видно! Пришлось проезжать указатель и глядеть на надпись с обратной стороны. Машина медленно, но верно превращалась в сугроб.
Дальше – больше. Если днем снег – это красиво, то ночью это страшно мешает глазам. В свете фар эти белые густые хлопья настойчиво приковывают к себе взгляд, и дорога кажется чем-то второстепенным. Все кругом белое: небо, дорога, обочина и дальше. В какой-то момент, оказавшись на дороге в одиночестве, мы поняли, что без стопарей впереди идущей фуры довольно проблематично понять, куда надо ехать – кругом белым-бело и ориентироваться не почему. Так и ехали на ощупь практически до России, где транспорта стало не в пример больше. Занятно вышло на границе. Нас остановили погранцы, мы этого не ожидали, поскольку легковые российские машины их в принципе не интересуют. Начали собирать документы по салону, поняв, что мы свои российские, да еще к тому же слегка очумевшие тетки ребята попросили сказать хоть марку и номер автомобиля (!?) Мы с изумлением на них вылупились. А когда вышли – то поняли к чему вопрос. Машинка и спереди и сзади была густо облеплена толстенной снежной коркой, видны были только теплые «глазки», так что понять ее «породу» и государственную принадлежность не представлялось возможным. Ребята, сочувственно посмотрев на нас, предложи нам остановиться и переночевать, но нам надо было домой. Так, что посетив туалет и покушав, мы опять продолжили путь. В какой-то момент, когда мы уже все были близки к отупению от этого непрекращающегося снегопада и дороги, забитой медленно ползущими дальнобойщиками, Алла чрезвычайно нас взбодрила, рассказав анекдот: «Собираются осенью птицы на юг, а вороне обидно – она-то на юге не бывала, моря не видела. И стала она проситься с ними. Птицы поглядели на ворону и говорят: «- Ты что ворона?! Нам лететь далеко – ты не сможешь!» А ворона ни в какую – хочу, мол и все тут. Я грит, птица сильная, я птица смелая, я птица гордая – долечу! Ладно, полетели. Летит ворона, крыльями машет, по сторонам смотрит, окрестностями любуется. К концу дня уставать стала, птицы к ней. Ты, мол, как? Она стиснула клюв и говорит: «-Я птица сильная, я птица смелая, я птица гордая – долечу!» Еле долетела ворона, на последнем издыхании плюхнулась она на песок, волна ее омывает, а ворона лежит, крылья распластаны и думает: « Да, я птица сильная, я птица смелая, я птица гордая, но пиз*****ая!» Снегопад прекратился только километрах в 20 от кольцевой. Все ГАЙцы, которые нас останавливали на трассе, сочувственно спрашивали, давно ли мы так едем, а услышав, что от Вильнюса качали головой и желали счастливого пути. Наши мужья в Москве буквально выколупывали нас из машины. У меня организм настолько сроднился с автомобилем и привык сидеть, вцепившись за руль и нажимать на педали правой ногой, что первое время не мог стоять, а руки инстинктивно искали, за что бы ухватиться. Голова при этом категорически отказывалась управлять всем этим процессом в пространстве. Вот такой выставочно-дорожный экстрим.
© 2006 Все материалы, представленные на сайте, защищены маркой интеллектуальной собственности. При перепечатке ссылка обязательна.